«В семь лет меня удочерили…» 2 часть

Продолжаем публикацию воспоминаний гостьи Школы приёмных родителей «Семейный круг» Натальи Н. о её детстве, в котором были пожар и потеря кровной семьи, разлука с маленьким братом и детский дом,  удочерение в другой город и трудное привыкание к новой семье.

 Часть 2. «Чтобы меня обняли…»

 «В гости» в Москву…

«Когда мне было семь лет, ко мне подошли воспитатели и сказали: «Ты уезжаешь в гости в Москву!». И вскоре за мной приехала моя приёмная мама. Папа нас встретил уже в Москве на вокзале.

Мне не объяснили, что это мои новые родители. Очень жаль. Ребёнку нужно говорить правду. Лучше было бы прямо сказать: «Всё, ты уезжаешь в семью. У тебя будут мама и папа. И теперь ты будешь жить в любви и заботе. Ты очень нужна им!». Но мне этого не сказали. И я долгое время чувствовала себя в гостях и соответственно относилась к родителям, как к хозяевам их дома.

В первый же день, как меня забрали, мы с мамой побежали по магазинам, потому что она была возмущена моим внешним видом: «Как я тебя повезу вот в этом?». В Москве мне сразу стали показывать город, достопримечательности. С одной стороны, как всякому ребёнку, мне было любопытно. А с другой – не давала покоя мысль: «Что будет дальше? Что со мной хотят сделать?».

 

 «Что нужно ребёнку?»

 «Очень много было информации, которая мной совершенно не воспринималась. Каждое утро я просыпалась и мы куда-то бежали. Магазины, игрушки, подготовка к школе, оформление документов, поликлиника… У меня долгое время не было личных вещей и я не обращала на это внимание. А тут вдруг всё это обрушилось на меня. Я не оценила. Мне было всё равно, какие на мне колготки или сандалии.

Будущие приёмные родители на наших встречах часто спрашивают меня: «А как следовало вести себя взрослым в этот период? Что было нужно ребёнку?» Мне нужно было эмоциональное спокойствие. И чтобы меня обняли. Родителям надо было как-то показать, что меня любят, что я нужна им. И дать мне время привыкнуть к новым условиям жизни (ведь даже когда зверька заводят, ему дают время спокойно побыть в клетке, адаптироваться, прежде чем он начнёт подпускать к себе хозяев). Мне нужно было отвлечься от красоты города, красоты квартиры, вороха новой одежды и игрушек, всего этого блеска, шума, суеты. Понять маму, папу, почувствовать их, разглядеть, не спеша…».

  «Когда я вернусь в детдом?»

«Больше полугода я ждала, что со мной будет дальше. Всё вокруг было временным, неопределённым. Я устала. Казалось, я достаточно погостила, хватит. Думала, когда же я вернусь в свой привычный детский дом, по правилам которого я уже научилась жить.

Кроме того, первые месяцы мы жили в съёмном жилье буквально на чемоданах, потому что в нашей квартире шёл ремонт. А вскоре меня ещё на несколько недель отправили гостить к бабушке в деревню. Мама отвезла меня туда и оставила. Был август и, наверное, она хотела как лучше: «Ты отдохнёшь, там речка, лес, свежий воздух». И мне снова пришлось знакомиться и привыкать к новому окружению.

От «добрых людей» я узнала, что приёмные родители увидели меня по телевизору. Я была общительной девочкой и когда в детдом приехала съёмочная группа, проводила экскурсию, что-то им рассказывала, рисовала. И маме сказали, что девочка «вроде бы ничего». Она приехала, посмотрела и забрала меня. Но к проблемам со мной она не была готова. Инициатором удочерения всё же был папа. Родить у них не получалось, а папа очень хотел дочку. Думаю, мама сделала это ради него».

«Называй нас мамой и папой»

«Время от времени к нам приезжали с проверкой из детского дома. После очередной такой проверки, видимо решающей, мама сказала мне между делом: «Ну всё, теперь называй нас мамой и папой!». А я не могла…

И до сих пор не могу, разве что в шутку. Я очень люблю свою семью и самое страшное для меня – второй раз потерять родителей, но я всё ещё скучаю по своему родному папе. Мне 33 года и не проходит дня, чтобы я о нём не вспоминала.

Что рассказать о моей приёмной семье? Это новая книга моей жизни. С папой у меня всё наладилось сразу, случилась любовь с первого взгляда, как только он взял меня за руку, встретив нас на вокзале. Может быть потому, что я очень любила родного папу, который ради нас пожертвовал своей жизнью, мужчин и отцов я по жизни очень уважаю. Как-то во мне укоренилось: мужчине можно доверять, иди за ним, это сильное, правильное.  Отношение к женщинам – после того, как со мной в детстве поступила моя кровная мать, – гораздо сложнее. И с приёмной мамой контакт у нас долго не складывался, не сошлись мы характерами».

Должна соответствовать!

«Семья у нас обеспеченная и мама считала, что есть якобы какой-то высокий статус, которому и я должна соответствовать. Я должна была правильно выглядеть, не говорить лишнего, знать английский, танцевать, рисовать. Папа целыми днями был на работе, а мама – дома. И она сразу решила, что я её ответственность и «надо максимально в меня вкладывать».

Наступил сентябрь. Пришла пора идти в школу. Мне уже исполнилось 8 лет, и мама решила, что для первого класса я слишком взрослая, ведь я уже умела читать и писать. И отучившись одну четверть в первом классе, я была переведена во второй. Поначалу я справлялась. Но потом стало трудно. И я сдалась. Естественно, были крики, ругань, порой и рукоприкладство во время подготовки уроков».

 

День по минутам

«Мой день был расписан по минутам. Помимо учёбы в престижной гимназии я ходила и в музыкальную, и в художественную школу, и к репетитору по английскому. Всё это мне было совершенно не нужно и в итоге я не умею рисовать и танцевать, не знаю английский. Я творческий человек и люблю рукоделие, но тогда мама этого замечать не хотела.

Редкое свободное время я проводила в своей комнате. Мама не работала, но со мной не играла и особо не общалась. Её забота выражалась в покупке мне вещей, что мне было абсолютно не нужно.

И постепенно сложилось так, что я стала жить двойной жизнью: одной – для себя, где я такая, какая я есть на самом деле, второй – для родителей, где я такая, какой они меня хотят видеть».

Продолжение следует…

Записала Жанна МОШКОВА